Мысли вслух. Пилот вертолета МИ-8 Илья Сивченко

Никогда не говори слово «Последний». Особенно по отношению к вылету. Это очень строгая примета. «Заключительный» или «крайний» можно. Сначала было непривычно, но потом быстро освоился. У одного командира в нашем отряде есть примета курить по половине сигареты перед вылетом, а после докуривать.

У вертолетчиков задач много. Помимо обычной перевозки людей, груза, почты в города и отдалённые посёлки, мы занимаемся доставкой негабаритных грузов на внешней подвеске (древесина, части буровых платформ и др), аэрофотосъёмкой, делаем облеты газо/нефтепроводов, доставку продовольствия и персонала на буровые платформы в море.

Особо состоятельные люди заказывают вертолёт на рыбалку. Нас просят доставить их в определённую точку, а потом забрать через пару дней.

Часто приходится выполнять экстренные вылеты. Мы работаем на дежурстве по санитарному заданию. Поднимаемся в небо, если в далёком посёлке кто-то рожает или требуется немедленная медицинская помощь с доставкой в ближайший госпиталь. Такие вылеты совершаются в считанные минуты.

Пилоты зависимы от неба. Мы все занимаемся любимым делом — объяснить это сложно. Но даже находясь в отпуске, начинаем скучать по работе, а после — скорей-скорей при параде бежим на вылет как в первый раз. Невозможно объяснить то чувство, когда под твоим управлением находится тяжёлая машина — ощущаешь её всем телом. Можно рассказывать очень долго и всё равно не передать эту страсть к небу — это возможно только почувствовать лично.
Как бы идеально не готовили машину к вылету, остаётся много факторов, которые могут повлиять на полёт. Нас отлично обучают перед тем, как допустить к работе, и это спасает. Однажды мы возвращались с грузом в Хабаровск. Пару раз у левого двигателя был заброс температуры, который тут же стихал, а на посадке после очередного заброса температуры возник пожар двигателя. Экипаж сработал как часы. КВС отключил двигатель, бортмеханик проконтролировал тушение пожара с докладом, и мы успешно сели. Позже выяснилось, что при этих забросах (а их было много) прожгло шланг с топливом.

Есть предписания руководства по лётной эксплуатации и предписания авиакомпании по ситуациям на борту. Руководствуясь ими, мы принимаем решение на прекращение или продолжение полёта. В случае любой нештатной ситуации необходимо информировать контролирующий зону орган УВД, проще говоря, диспетчера. А если мы возвращаемся на аэродром вылета или уходим на запасной, либо ближайший, то мы просто говорим «По техническим причинам и беспокоится не о чем». Кому нужна паника в салоне?

Вопрос династии пилотов — это не для всех. Если честно, то работа и всё, что с ней связанно у нас (пилотов самолетов и вертолетов) не сильно отличается. Я сам для себя решил выбрать эту профессию, а из близких родственников у меня вообще никого нет в этой сфере.

Отчётливо представить как буду жить без неба не могу. Когда был ещё в школе думал о разных профессиях: журналист, дальнобойщик, фотограф, автогонщик. Но авиация перебила всё. Если смотреть на моих коллег, которые по разным причинам сошли на землю, не налетав достаточную пенсию, они продолжают работать в авиации: наземными инструкторами, в службе авиационной безопасности, экспертами по некоторым вопросам, а кто-то даже уходит учить молодое поколение в лётные училища. Такой преподаватель на вес золота и очень любим студентами.

Прочел мысли Сергей Никитин.
Хочешь стать участником проекта Мысли вслух?
Пиши: info@newsman.kz

Просмотров за все время
Просмотров за все время
11574
Понравилась новость?
Поделись в мессенджерах

4 комментариев

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*